Каким аршином мерить Кальбона?

Аршинов Кальбон Старый Оскол

Аршинов Николай Николаевич (на фото) – человек очень разносторонний. Беглый поиск в интернете сообщает нам, что он и нападающий любительской футбольной лиги в составе клубов из Старого Оскола, и глава фермерского хозяйства в Губкинском районе, разводящего лошадей, и даже имеет творческий псевдоним «Кальбон», под которым его знают в некоторых специфических отраслях народного хозяйства Белгородской области. Впрочем, нас в данный момент интересует только роль данного многогранного гражданина в уголовном деле против Владимира Света. Причем не только роль явная (свидетеля), но и роль скрытая (есть и такая). Однако обо всем по порядку.

Переобувшийся свидетель

Спортивные таланты Николая Аршинова, предполагающие периодическую смену экипировки конезаводчика на футболиста, помогли ему и в амплуа свидетеля по делу Владимира Света. Допрашивался он дважды, первый раз 21 марта 2019 года, второй – спустя полгода – 8 октября. Первый раз его показания скромны и даже похожи на правду, а вот осенью Николай Аршинов уже полностью в своих показаниях переобулся.

Вот что сказал Николай Аршинов 21.03.2019 г.: «С Константином Васильевым я знаком с 2017 года, помимо знакомства я с ним каких-либо отношений не поддерживал. Мне известно, что Васильев занимался бизнесом, в каких именно направлениях бизнеса он осуществлял предпринимательскую деятельность мне не известно. Между нами в 2017-2018 гг. велись переговоры о возможном совместном осуществлении бизнеса в дроблении и реализации щебня, но каких-либо конкретных договоренностей между нами достигнуто не было». Ну и дальше описание их последней очной встречи в Губкине. И в конце: «Ничего об обстоятельствах убийства Васильева и лицах к нему причастных мне не известно. Поскольку с Васильевым я общался мало, то круг его знакомых мне неизвестен. Кто такой Владимир Свет я не знаю, знаком ли с ним Васильев мне также не известно».

Прошло полгода, и на своем втором допросе осенью, свидетель Аршинов, полностью изменил свои показания. Этот сеанс переобувания на лету можно озаглавить как фильм: «Вспомнить все». Теперь у Аршинова с Васильевым уже были «очень теплые, дружеские отношения» и далее по тексту. Настолько теплые, что Васильев посвящал Аршинова в мельчайшие детали своего табачного бизнеса, кто кому какой ларек передал, и сколько денег за это на словах был должен. Вспомнил Аршинов и Света, которого полгода назад еще не знал, и вспомнил, что вел с Васильевым «совместный бизнес по дроблению щебня на территории г. Старый Оскол», хотя ранее уверял, что никаких договоренностей по этому поводу между ними достигнуто не было. Словом, уж переобулся так переобулся. На все 100!

Что же могло произойти за эти полгода? Почему показания Аршинова так кардинально изменились? Ну, во-первых, это очень удобно говорить об отношениях и поступках мертвых людей, которые ни с чем уже поспорить не могут, и ничего опровергать не станут. Во-вторых, со всей очевидностью у Аршинова появилась цель – всеми силами топить Света. А почему? Для ответа на этот вопрос надо понимать кто такой Николай Аршинов и какая у этого предпринимателя бизнес-модель.

От лихих 90-х до наших дней

Рассказывает директор «Орловского элеватора» (которого по его словам похищали и заставляли платить дань в «общак» финансово-промышленной группы «Кальбоновские») Руслан Проскурин:

«Понимаете, городок (Губкин, — прим.) у нас маленький, и перспектив у рядового человека по работе немного – либо ты идешь на шахту, либо на ГОК, либо работаешь, как говорят, у бандитов. Или уезжай – в Белгород, Орел, Москву. Туда, где возможностей больше. А Грязнов… да, он остался работать охранником в магазине «Пингвин», который контролируется «кальбоновскими». Точнее, он находится под братом Кальбона, Сафоном.

В городе всё поделено. Например, таксисты работают под «кальбоновскими». На мясокомбинате другие люди, но тоже с ними связанные – там всем заведует гражданская жена «Рыжего» Наталья («Рыжий» — кличка Виктора Курчина, ныне покойного местного криминального авторитета – прим. «Общая газета»). Собственно, именно «Рыжий» создал в 90-е годы в Губкине эту систему. Но его посадили в КПЗ и он оттуда уже не вышел. Говорят, что хотел что-то рассказать, но ему не дали… «Кальбон» (Николай Аршинов – прим. «ОГ») стал преемником «Рыжего» — так в городе говорят, во всяком случае».

А сетевое издание «Inter Right» так живописует жизненный путь нашего фигуранта:

«Свою лихую деятельность Николай Аршинова (кличка «Кальбон» — происходит от имени «Коля»; брат Александр Аршинов имеет кличку «Сафон») вероятно начал в 1997 году с отъема бизнеса у Александра Власова, открывшего сеть скупок цветного металла. Губкинский медный магнат отказался платить дань. В итоге, предприниматель пропал без вести, его автомобиль Land Cruiser с ключами и документами найден на промзоне возле котлована сооружений хвостового хозяйства шахты имени Губкина.

Бизнес несговорчивого миллионера подхватил некто Шабанов, который выбрал делиться половиной прибыли с ОПГ и поэтому не испытывает проблем с конкурентами. Правоохранительные органы не смогли или не захотели раскрыть преступление. И вот по какой причине: по информации источников из правоохранительных органов, в смутные 90-е годы Николай Аршинов оказался в КПЗ в одной камере с криминальным авторитетом г.Губкина Виктором Курчиным по кличке Рыжий. Через какое-то время Виктор Курчин «случайно» повесился, а его сокамерник, в виду сложившихся обстоятельств, пообещал милицейскому начальству играть по их правилам. За что, видимо, получил свободу и поддержку.

Наверное, именно с этого момента Кальбон начал дерзко крышевать всех: начиная с мелких фермеров и заканчивая крупными предприятиями в городах Губкин и Старый Оскол. Даже руководители Лебединского горно-обогатительного комбината, группа «Стойленская нива», группа «Металлоинвест», шахта имени Губкина, рыбопроизводственные питомники и комбикормовые заводы вынуждены платить ОПГ. И везде Кальбон имеет влияние: в ГОКах через запугивание небольших руководителей, а в предприятиях поменьше – имеет доли прибыли, которые записывают на родственников членов ОПГ».

Ну жители Губкина и Старого Оскола и сами знают кто такой Николай Аршинов и насколько диверсифицирован его бизнес, так что можно долго не продолжать. В сфере его «бизнес-интересов», помимо названного, все что плохо лежит приносит прибыль: дробилки щебня, автопогрузчики, транспортные перевозки и, конечно, табачный бизнес. Неудивительно, что после смерти Васильева, некоторую часть его бизнеса прибрали себе «кальбоновские», а Владимир Свет, отказывавшийся платить Кальбону дань как делают все остальные перечисленные старооскольские бизнесы, благополучно упакован на нары, в том числе руками такого вот замечательного «свидетеля» Николая Аршинова, изменившего показания до неузнаваемости.

Кто сварил Капусту

Однако это еще не все. Это, так сказать, только надводная часть айсберга. Теперь подводная. Сам Николай Аршинов, как мы поняли, это уже не браток из 90-х, себя он позиционирует как бизнесмена, футболиста, конезаводчика и все такое. Поэтому для грязной работы у него есть другие люди.

Все тот же многословный Олег Соломенцев, как мы помним, имеющий не одну судимость в багаже, и хорошо ориентирующийся в криминальных кругах региона, например, рассказывал про некоего Василия Лисицина (Лиса), который по словам Соломенцева, теперь смотрящий от Кальбона в городах Старый Оскол и Губкин вместо Евгения Плясова (Пляса). А Пляса этого посадил как раз кум Света – Леонид Левкович, когда еще работал в полиции Старого Оскола. Круг замкнулся, мир оказался слишком тесен. Так что у Кальбона, помимо чисто бизнесовых интересов, можно найти еще и мотив мести за Пляса. Это еще одна причина почему он «изобличает» (на самом деле оговаривает) Света.

Вот почитайте приговор Плясова: «Не позднее июля 2015 года Плясов Е.В., имея криминальный опыт, обладая лидерскими чертами характера, пользуясь определённым авторитетом и поддержкой в «криминальном мире», то есть являясь «положенцем» на территории г.Губкина и г.Старого Оскола, действуя из корыстных побуждений, с целью получения постоянного незаконного дохода, создал и возглавил на территории Старооскольского городского округа Белгородской области организованную группу для совершения умышленных тяжких и особо тяжких преступлений против собственности». Плясов – «положенец», а Аршинов – простой конезаводчик. Так и живем… Однако с посадкой Пляса бригада на некоторое время лишилась доходов от теневых бизнесов в Старом Осколе, а кому это понравится?! Лошадям всегда нужен свежий овес!

А теперь самое интересное. С чего вообще началось дело Владимира Света. С показаний Евгения Капусты на Олега Соломенцева, а дальше снежный ком перекладывания вины друг на друга покатился уже сам собой. Но вот что важно. Вскоре после ареста, в следственном изоляторе СИЗО №2 г.Старый Оскол Капуста почему-то оказался в одной камере с Плясовым (хотя по закону «первоход» Капуста должен был сидеть отдельно от ранее уже сидевшего рецидивиста Пляса). И после их плотного общения (июнь 2018 года) Капуста вдруг начал давать изобличающие показания против своего друга Соломенцева, а также таинственным образом оказался не обвиняемым, а лишь свидетелем по всем его последним делишкам. Как мы знаем Капуста (в благодарность за сотрудничество) в итоге получил лишь дело по незаконному пересечению границы. Нюансы этой теневой сделки нам доподлинно неизвестны, возможно, Капуста сам когда-то расскажет подробности, если доживет. Но вот тот факт, что вся его жизнь и поведение изменились после совместного пребывания в камере с Плясом уже никак не скрыть…

Фрагмент показаний Капусты о сожительстве с Плясовым в одной камере
Фрагмент показаний Капусты о сожительстве с Плясовым в одной камере

На этом мы завершаем грустную и поучительную историю футболиста Николая Аршинова и членов его команды. Выводы делайте сами…