Суть обвинений и фигуранты дела

тома уголовного дела

Дело Владимира Света не выделяется среди «бизнесовых» уголовных дел ни объемом обвинения, ни количеством фигурантов, ни особой остротой событий. Однако в нем есть свои нюансы, без уяснения которых невозможно сделать самостоятельных и объективных выводов о событиях, ставших основной обвинения против адвоката. Попробуем кратко изложить рассматриваемые события и описать лиц, принимавших в них участие.

1. Существо обвинения

Согласно позиции следствия, Свет Владимир Владимирович обвиняется в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 138.1 УК РФ); нарушении неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ); организации умышленного уничтожения чужого имущества повлекшего значительный ущерб, путем поджога (ст.167 ч.2 УК РФ) и убийстве, совершенном организованной группой, из корыстных побуждений и по найму (ст.105 ч.2 УК РФ).

В переводе с юридического на русский, фабула обвинения выглядит примерно так. Как утверждает следствие, между Владимиром Светом и Константином Васильевым к концу 2017 года сложились стойкие неприязненные отношения, обусловленные конкуренцией на рынке оптово-розничной торговли табачными изделиями (основное место действия – город Старый Оскол Белгородской области).

Именно по этой причине Свет (по версии следствия) принял решение с помощью технических устройств, негласно размещаемых на автотранспорте (трекерах), организовать слежку за Васильевым и лицами, входившими в его близкое окружение. Для этого, как утверждается, были привлечены граждане Соломенцев и Гоев. И велась эта слежка в период с сентября 2017 по март 2018 года.

В дальнейшем, как указано в обвинении, Владимир Свет принял решение об уничтожении путем поджога автомашины, принадлежавшей одному из компаньонов Васильева гражданину Голубцову. Это решение якобы было принято после того, как сгорела автомашина у бизнес-партнера компаньона Света – гражданина Крека. Как утверждает обвинение, в поджоге машины Крека Владимир Свет винил именно своего конкурента Константина Васильева. При этом поджог автомашины Голубцова (в октябре 2017 года) также совершили уже выше упоминавшиеся Соломенцев и Гоев.

Наконец, весной 2018 года, по версии обвинения, Свет принял решение об убийстве Васильева. При этом, как уверяет обвинение, слежку за целью осуществляли все те же Соломенцев и Гоев, а непосредственно убийство совершил некий Дмитрий Шкандыба, которого доставил на место преступления и увез с него другой некий – Олег Сидоренко. Константин Васильев был застрелен из пистолета 14 марта 2018 года в своей автомашине в микрорайоне Королева г.Старый Оскол.

2. Фигуранты

Судя по тому как идут события, на скамью подсудимых по этому делу готовят главным образом Владимира Света, но также не до конца понятна процессуальная судьба обвиняемого Виталия Гоева. А вот истории остальных фигурантов этой истории сложились весьма любопытно.

  • Олег Соломенцев – главный (и по сути единственный) свидетель обвинения, прямо указывающий на Света как на инициатора всех перечисленных преступлений, заключил сделку со следствием и в ближайшее время будет осужден в особом порядке. Соответственно на процессе в отношении Света гражданин Соломенцев окажется в статусе свидетеля. Что такое эта пресловутая «сделка со следствием» и насколько достоверны доказательства, получаемые с помощью нее следствием, мы расскажем в наших следующих публикациях.
  • Дмитрий Шкандыба в июле 2019 года был застрелен неизвестными в городе Харькове (Украина). Предположение, что убийство Шкандыбы может быть связано с убийством Константина Васильева в Старом Осколе, однако, едва ли состоятельно, поскольку тут имеется куда более явный след, ведущий к совершенно другим людям.
  • Олег Сидоренко оказался, наверное, самым везучим из всех. До недавнего времени он находился под стражей на территории Украины, будучи задержан по международному запросу РФ, причем именно по подозрению в соучастии в убийстве Константина Васильева. Однако не так давно он был освобожден из-под ареста, поскольку официальные органы РФ так и не смогли предоставить украинской стороне сколь-нибудь убедительных доказательств реальности и обоснованности своих подозрений.

3. Позиция защиты

Насколько можно понимать, позиция Владимира Света и его представителей заключается в том, что к концу 2017 года между ним (Светом) и Константином Васильевым большинство противоречий уже было разрешено и снято, в том числе благодаря договоренностям о разделе рынка табачной продукции. В связи с этим, каких-либо мотивов для устранения Васильева у Света просто-напросто не имелось.

Более того, Владимир Свет отрицает свою причастность и к наблюдению за Васильевым, поджогу автомашины Голубцова, не говоря уже об убийстве. Какие именно аргументы выдвигает Владимир Свет и его адвокаты в обоснование невиновности в деталях можно будет понять, только когда они будут озвучены в ходе судебных заседаний при рассмотрении дела.

4. Доказательства

Судить о полноте и убедительности версии обвинения пока несколько преждевременно, однако, по имеющимся сведениям, можно утверждать, что основным (а по ряду вопросов и единственным) доказательством обвинения будут являться СЛОВА уже упомянутого «досудебника» Олега Соломенцева. При этом надо понимать, что причастность самого Соломенцева к слежке, поджогу авто и убийству Васильева подтверждаются куда более убедительными и достоверными доказательствами – в частности, биллингами телефонов.

Поэтому его желание «переложить» хотя бы часть своей вины на кого-либо другого (в том числе на Света) более чем объяснимо. Ведь помимо прочего, сделка со следствием, пускай даже ценой оговора, позволяет Соломенцеву рассчитывать на более мягкий приговор. В сухом остатке наказание за инкриминируемые Соломенцеву преступления, в случае такой сделки, может быть снижено на 5-7 лет от обычно назначаемого в таких случаях наказания.

Остальные же свидетели по делу, насколько известно, о непосредственной причастности Владимира Света к преступлениям не говорят, ограничиваясь либо догадками и слухами, либо ссылками все на того же Соломенцева.

Также немалую часть свидетелей по делу составляют люди с которыми у Света ранее имелись разного рода бизнес-конфликты, либо лица, намеревающиеся получить личные выгоды от заключения Владимира Света в тюрьму. Эти граждане пусть и не могут сказать ничего конкретного по делу, но при этом с большим энтузиазмом (и даже по собственной инициативе) пытаются сформировать у органов следствия, а в дальнейшем и у суда, негативный образ Владимира Света.

В числе таких «свидетелей» можно отметить бывшего совладельца обанкроченного «Орелсоцбанка» гражданина Фомченкова Алексея, который сам не так давно получил обвинительный приговор по мошенничеству и имеет немалый опыт плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества со следственными органами. Другой такой «свидетель» — авторитетный коммерсант из Губкина господин Аршинов, похождения которого ранее уже неоднократно становились объектом внимания как правоохранительных органов, так и СМИ.

Еще в свидетелях есть подручный Соломенцева некий Евгений Капуста (тоже разбойник, долгое время бывший в розыске по соответствующей статье), ну и также имеются показания табачных конкурентов Владимира Света, чьи «свидетельства» написаны под копирку даже без особого труда хоть немного придать им вид оригинальности. Короче, вот такие интересные люди, словам которых так и хочется поверить (на самом деле нет), и составляют основной «прокурорский пул» в этом деле.

Если эта предварительная информация о доказательственной базе обвинения верна, то вызывает удивление зачем на такой зыбкой фактической основе следствие строит обвинение в отношении Владимира Света? Что это? Заказ? Глупость? Желание поправить статистику раскрываемости любой ценой? Поживем – увидим. Зато не вызывает удивления почему Олег Сидоренко был освобожден украинской стороной из-под стражи, а не выдан в Белгород для судебного разбирательства (болтовню заинтересованных коммерсов и досудебников к экстрадиционному запросу не пришьешь).

В этой связи, кстати, не лишним будет напомнить, что первое время после убийства Константина Васильева у следствия не было обвинений в отношении Владимира Света, поэтому он спокойно уехал на летний отпуск в Италию. Но потом кто-то в органах посчитал, возможно как раз с подачи вышеуказанных заинтересованных «свидетелей», что версия «конкурентных войн» выглядит правдоподобно, и Свет был объявлен в розыск по подозрению в причастности к убийству Васильева. Поэтому он решил не торопиться с возвращением на Родину и осенью его выдали в Россию из Венгрии, где Свет был задержан местными правоохранителями. При этом Владимир Свет, будучи уверен в способности себя защитить и доказать свою невиновность, даже настоял на упрощённой, ускоренной процедуре экстрадиции…

5. Резюме: присяжные рассудят?

Как бы то ни было, пока на стадии предварительного следствия подошло к концу ознакомление Владимира Света с томами собранных материалов, но с делом продолжается какая-то процессуальная чехарда… Кстати, немного ранее обвинением для пущей убедительности в прессу была запущена «утка», что Свет якобы занимался «обналичкой» и в этом у них тоже могли разойтись интересы с Васильевым. Вот только несмотря на годы следствия никаких «экономических» преступлений в деятельности Владимира Света ни белгородские, ни московские сыщики так и не нашли – ни обналички, ни уклонения от налогов, ни иных финансовых махинаций.

Адвокаты, в свою очередь, говорит о многочисленных нарушениях, допущенных при производстве расследования и предъявлении обвинения, поэтому есть основания полагать, что путь обвинений в отношении Света в Белгородской областной суд будет тернистым… Если же дело все-таки дойдет до суда, то велика вероятность того, что Владимир Свет, по-прежнему остающийся под стражей, будет ходатайствовать о рассмотрении его дела коллегией присяжных заседателей.